На главную
Законодательство Публикации Пенсионные модели О проекте Статистика
Законодательство Публикации Пенсионные модели О проекте Статистика

Введение

Раздел 1.    Обзор гендерных проблем в пенсионных системах различных стан мира.

Раздел 2. Гендерный анализ пенсионного и трудового законодательства Республики Молдова

Раздел 3. Анализ демографического контекста гендерных проблем Республики Молдова

Раздел 4. Рынок труда Республики Молдова и его влияние на направления реформирования пенсионно системы: гендерные аспекты.

Раздел  5. Заработная плата и доходы

Раздел 6. Проблемы неформальной занятости

Раздел  7. Проблемы социально полезных перерывов в занятости

Раздел  8. Гендерные проблемы современных пенсионеров

Раздел  9. Прогноз специфики пенсионного страхования мужчин и женщин, пенсионные трансферты между полами, в созданной пенсионной системе

Раздел 10. Гендерный анализ формул исчисления размеров пенсий по возрасту

Раздел 11. Увеличение пенсионного возраста. Выравнивание пенсионного возраста?

Раздел 12. Выводы

Раздел 13. Блиография




Гендерные аспекты пенсионной системы Республики Молдова

Раздел 3.
Анализ демографического контекста гендерных проблем Республики Молдова

Гендерные проблемы современной системы пенсионного обеспечения Молдовы находятся в теснейшей взаимосвязи с целым рядом демографических проблем. В разделе рассматривается влияние рождаемости,  гендерных различий в режимах смертности и  продолжительности жизни на сбор пенсионных взносов и формирование пенсионных обязательств государства перед работниками разного пола.

Для гендерного анализа функционирования пенсионной системы важен анализ целого ряда демографических показателей и дифференциации значений многих из них по признаку пола.

Для выявления гендерных проблем системы сбора пенсионных взносов и формирования пенсионных обязательств государства перед работниками (в рамках системы пенсий по старости) ключевым демографическим показателем является смертность мужчин и женщин в трудоспособном возрасте. Этот показатель отражает часть важнейших демографических ограничений участия мужчин и женщин в системе финансового наполнения Национальной кассы пенсионного страхования, возможностей  мужчин и женщин в формировании собственных пенсионных прав (продолжительности страхового стажа и общей суммы пенсионных взносов).
Анализ показателей рождаемости позволяет оценить масштабы перерывов в профессиональной занятости, которые делают  женщины и мужчины (а точнее -  преимущественно женщины) для ухода за малолетними детьми, что в свою очередь (из-за особенностей пенсионных взносов, перечисляемых в этот период) определяет гендерные особенности формирования пенсионных прав. 

Для второй не менее важной подсистемы – назначения и выплаты пенсий – важны другие показатели: остаточная продолжительность жизни на пенсии и ее гендерная дифференциация. В условиях пенсионирования, основанного на распределительных принципах, эти показатели составляют основу формирования пенсионных трансфертов между полами  внутри  пенсионной системы.

Остаточная продолжительность жизни (часто этот показатель называют еще как «ожидаемая продолжительность жизни лиц, достигших пенсионного возраста») зависит от двух параметров: ожидаемой продолжительности жизни при рождении и уровня смертности населения в допенсионных и пенсионных возрастах. В современной  Молдове существует достаточно значимые гендерные различия в ожидаемой продолжительности жизни. Однако высокий уровень сверхсмертности мужчин наблюдается  только в трудоспособных возрастах, а в пенсионных - значения этого показателя относительно невелики. В результате   гендерные различия в остаточной продолжительности жизни существенно меньше, чем эти различия, рассчитываемые для ожидаемой продолжительности жизни при рождении (в 2004 г. эти различия для мужчин и женщин, доживших до 65 лет, составляли «только»  2,4 года).

3.1. Гендерная асимметрия половозрастной структуры населения Республики Молдова

Уже почти два десятилетия Молдова относится к странам, в которых численность населения сокращается. Только за 1990-2006 гг. убыль населения составила 772,3 тыс. чел. (или 17,9% населения). Причем это сокращение происходило преимущественно за счет уменьшения численности женщин (за указанный период мужчин стало меньше на 358,5 тыс. чел., в то время как женщин – на 413,8 тыс. чел. или на 17,3% и 18,2% соответствующей численности мужчин и женщин). В результате гендерная асимметрия населения несколько уменьшилась: если в 1990 г. доля женщин в  составе населения была равна 52,4%, то в 2006 г. – 52,1%).

В 2006 г. в Молдове проживало 1870,0 женщин и 1719,3 мужчин. При этом преобладание женщин характерно не для всех возрастных групп. Среди детей, подростков и молодежи от 0 до 30 лет мальчиков и юношей, больше, чем девочек и девушек, что обусловлено демографически стандартными различиями долей мальчиков и девочек среди новорожденных, ведь, как правило, на 100 новорожденных девочек приходится 104-106 новорожденных мальчиков (в 2004 г. в Молдове это соотношение было равно 104). В более старших возрастах женщины преобладают, причем наблюдается достаточно ясная зависимость: чем старше возрастная группа населения, тем больше в ней доля женщин. Например, в возрастной группе 30-34 года на каждых 1000 мужчин приходится  1034 женщин, в группе 50-54 года – 1155 женщин, а в группе 70-74 года - уже 1623 женщин. В среднем женщины были старше мужчин на 3,2 года, поскольку средний возраст женщин был равен 36,2, мужчин – 33 года (2004 г.). 

Таким образом, существующая система пенсионного обеспечения в большей степени касается женщин.

За последние 15 лет достаточно сильно изменилась и возрастная структура, поскольку сокращение численности и мужчин и женщин происходило преимущественно за счет сокращения численности молодежи и незначительном сокращении числа мужчин и женщин, находящихся в трудоспособном возрасте (см. рис. 1). В результате (1989-2004 гг.) у мужчин доля молодежи до 15 лет сократилась с 29,8% до 21,2%, а пожилых (65 лет и старше) – увеличилась  с 6,3% до 7,7%.  У женщин  соответственно, с 26,2% до 18,5% и с 9,8% до 11,8% (см. рис. 2). Итогом таких перемен стало постепенное старение населения, причем, женская часть населения Молдовы в целом была и остается старше, мужской ее части, а средний возраст мужчин и женщин изменялся практически одинаково: за указанный период женщины в среднем стали старше на 3,7, мужчины - 3,8 лет.

С точки зрения анализа гендерной асимметричности пенсионной системы (а точнее гендерной асимметрии получателей пенсий) особо важным является существование прямой зависимости между возрастом лиц пенсионного возраста и долей женщин среди них. Так, по данным молдавской демографической статистики, в 2004 году на каждые 1000 мужчин в возрасте 55-59 лет приходилось на четверть больше женщин, в группе 60-69 лет – женщин больше на треть, возрасте 70 лет и старше – женщин больше почти вдвое.

Источник: данные Бюро национальной статистики.

В материалах Второй Всемирной Ассамблеи ООН по старению, проходившей в Мадриде в апреле 2002 г. показано,  что в мире на 328 млн. женщин в возрасте 60 лет и старше приходится только 265 млн. мужчин1  (или 808 мужчин на 1000 женщин). Сегодня в Республике Молдова гендерная асимметрия состава пожилых существенно больше среднемировых значений:  в 2004 г. в стране на 1000 женщин приходилось только 647 мужчин.

3.2. Различия режимов и причин смертности мужчин и женщин, мужская сверхсмертность

Гендерная асимметрия возрастного состава населения Молдовы являются прямым следствием различий в режиме смертности мужчин и женщин. Основной составляющей  этой проблемы является очень высокий уровень смертности мужчин, находящихся в трудоспособном возрасте.

Достаточно сказать, что коэффициент смертности для мужчин трудоспособного возраста в Молдове в 2004 г. был равен 724,7 (на 100000 мужчин в этого возраста), в то время как у женщин этот показатель был в 3 (!) раза меньше и составлял только 244,3 (на 100000 женщин этого возраста). Причем во времени коэффициенты смертности увеличиваются и у мужчин и у женщин (в 1999 г. значение этого показателя у мужчин было равно 676, у женщин - 232,1), но у мужчин это увеличение происходит несколько быстрее,  что, естественно, приводит к постепенному росту коэффициента срехсмертности мужчин (в 1999 г. равнялся 2,9).

Разные причины смертности вносят неодинаковый вклад в формирование мужской сверхсмертности. Так, гендерные различия в смертности мужчин и женщин от новообразований, болезней системы кровообращения и органов пищеварения относительно невелики (по этим причинам коэффициент сверхсмертности мужчин равен соответственно 1,9, 2,9, 2,1). В то время как смертность мужчин от инфекционных болезней, болезней органов дыхания и несчастных случаев, отравлений и  травм более чем в 5 (!) раз превышает смертность женщин от этих причин.

При этом важно подчеркнуть, что последние три причины имеют ярко выраженную гендерную окраску, то есть смертность по ним во многом зависит от различий в социально признанных нормах поведения мужчин и женщин. Так смертность от инфекционных болезней в подавляющем большинстве случаев связана с туберкулезом органов дыхания – болезни, которая в настоящее время имеет ярко выраженную гендерную асимметрию распространения, что во многом объясняется преобладанием мужчин среди лиц, содержащихся в местах лишения свободы – одного из основных мест распространения этого заболевания.

Большая смертность мужчин от болезней органов дыхания без сомнения является, в первую очередь, следствием широкого распространения среди мужской части населения табакокурения.

Что касается смертности от несчастных случаев, отравлений, травм (а точнее от случайных отравлений алкоголем и самоубийств). То она также связана с нормами и стереотипами мужского поведения, которые допускают частое употребление алкоголя (и в значительных количествах). Чрезмерное потребление алкоголя приводит к росту алкоголизации мужской части населения и, как следствие, увеличению смертности по этой причине (смертность от алкогольных отравлений в трудоспособном возрасте у мужчин в 4,7 раза выше, чем у женщин).

Еще одним достаточно жестким требованием, предъявляемым к поведению мужчин со стороны общества, является выполнение ими традиционной гендерной роли «кормильца». Но в условиях резкого падения уровня жизни, возможности полноценной реализации этой роли резко сокращаются, что сначала приводит к стрессам, а затем к увеличению числа самоубийств среди мужчин – крайнему способу их реагирования на социально-экономический прессинг (смертность от самоубийств в трудоспособном возрасте у мужчин в 7,4 раза выше, чем у женщин, причем с возрастом этот разрыв увеличивается).

Кроме того, коэффициенты сверхсмертности мужчин существенно различаются и по возрастам. В целом возрастной профиль значений этого коэффициента по своей конфигурации похож на аналогичные профили в других постсоциалистических странах: наиболее высокие значения этого показателя характерны для лиц трудоспособного возраста или, если эти закономерности оценивать с точки зрения пенсионной системы, - для плательщиков пенсионных взносов. В пожилых возрастах – для получателей пенсий по старости -  гендерные различия в режимах смертности не столь разительны.

Как видно из графиков, представленных на рис. 3 и 4, возрастные изменения коэффициента сверхсмертности мужчин в Молдове, достаточно стабильны. И в 1989 и в 2003 гг. в молодых возрастах (0-14 лет) коэффициенты смертности мужчин и женщин мало отличаются (коэффициент сверхсмертности мужчин колеблется в диапазоне 1,3-1,5). Вступление в подростковый возраст, а затем в юношество знаменуется резким ростом смертности среди мужчин (в 15-19 лет их смертность почти в два раза больше, чем смертность в возрасте 10-14 лет, а в 20-24 года  почти в два раза больше, чем смертность в 15-19 лет). В результате на возраст 20-24 года приходится максимальное значение  коэффициента сверхсмертности молдавских мужчин (в 1989 г. – 3,9, в 2003 г. – 3,8), причем это справедливо как для городских, так и для сельских жителей. В более старших возрастах смертность мужчин растет медленнее и более равномерно.

У женщин рост смертности с увеличением их возраста (в том числе и в подростковом и юношеском периодах) достаточно равномерен.

Источник: данные Бюро национальной статистики.

3.3. Гендерный разрыв показателей продолжительности жизни в Молдове и их динамика

Различия в режимах смертности  мужчин и женщин приводят к  существенным гендерным различиям в продолжительности жизни молдаван.  Так в 2004 г. среднестатистический молдаванин в доживал только до 64,6 лет, а среднестатистическая продолжительность жизни женщин была значительно больше – 72,5 года. Таким образом гендерное различие в «ожидаемой продолжительности жизни при рождении» составляло 7,9 лет. В международных сравнениях такое значение рассматриваемого показателя можно оценить как «среднее» (см. рис.6). По крайней мере эта оценка справедлива для совокупности стран Европы и СНГ. При этом большие значения показателя характерны преимущественно для стран Центральной, Восточной Европы и СНГ, в то время в странах Западной Европы различия между ожидаемой продолжительности жизни мужчин и женщин существенно меньше, чем в Молдове.

В целом, за последние четверть века, ожидаемая продолжительность жизни при рождении и у мужчин и у женщин постепенно, очень медленно, но неуклонно возрастала. С 1981 по 2004 г. у мужчин она выросла фактически на два года, а у женщин почти на 3 года.

Поэтому, если оценивать динамику генденых различий ожидаемой продолжительности жизни молдаван за этот период в целом, то следует подчеркнуть, что она ­ - негативна: различия между ожидаемой продолжительностью жизни мужчин и женщин увеличились для всех возрастов. Правда, по-разному. Так разница в ожидаемой продолжительности жизни при рождении увеличилась на 1 год. Этот же показатель, но рассчитанный для тех, кто дожил до 15 лет, вырос на 1,3-1,4 года; для доживших до 45 лет – на 1,6 лет, для доживших до 65 лет – на 0,7 лет.  Подобная динамика свидетельствует о росте влияния ожидаемой продолжительности жизни населения на гендерную асимметрию молдавской пенсионной системы.

Источник: данные Бюро национальной статистики.

Рис. 6 Гендерные различия в ожидаемой продолжительности жизни в странах СНГ и Европы.

Источник: данные Бюро национальной статистики Республики Молдова, Федеральной службы государственной статистики Российской Федерации.

3.4. Ожидаемая продолжительность жизни на пенсии

Для гендерного анализа пенсионной системы особо значимым является показатель «ожидаемой продолжительности жизни на пенсии». Данный показатель является «синтетическим», поскольку конструируется на основе  двух других показателей: одного демографического – «остаточной продолжительности жизни»  и другого социального – «законодательно установленного возраста выхода на пенсию». В пенсионных системах, основанных на страховых и/или накопительных принципах, показатель «ожидаемой продолжительности жизни на пенсии» является основой для расчетов размеров и  продолжительности пенсионных обязательств перед получателями.

Рассматриваемый показатель, как правило, имеет значимую гендерную асимметрию, поскольку такую асимметрию часто имеют оба показателя, лежащих в его основе. Причем показатель «остаточной продолжительности жизни» асимметричен в сторону женщин (как показано выше, ожидаемая продолжительность жизни во всех возрастах у женщин больше, чем у мужчин), в то время как возраст выхода на пенсию в значительной части стран выше у мужчин. «Сложение» действия факторов приводит к аккумуляции эффекта и, соответственно, способствует увеличению гендерного разрыва в ожидаемой продолжительности жизни на пенсии. При этом вопрос о социальной справедливости сохранения различий возрастов выхода на пенсию для мужчин и женщин остается открытым.

Кроме того, учитывая, что трудовая пенсия по старости по своей сути является возмещением работнику потери заработка в связи с возрастной утратой им своей трудоспособности, показатель «ожидаемой продолжительности жизни на пенсии» можно использовать для расчета соотношений средней продолжительности трудоспособного возраста мужчин и женщин  и средней продолжительности их жизни на пенсии (что позволяет оценить социальную справедливость пенсионного возраста, установленного в стране).

Для Молдове проблемы гендерной асимметрии «ожидаемой продолжительности жизни на пенсии» актуальны в полной мере. Поскольку, как было показано выше, остаточная продолжительность жизни у женщин больше, а возраст выхода на пенсию ниже.

3.5 Гендерные различия в соотношении продолжительности трудовой жизни и жизни на пенсии

Рис. 7 Отношение средней ожидаемой продолжительности жизни на пенсии к продолжительности трудоспособного возраста в зависимости от пола и страны

Источник: расчетная информация по данным Бюро национальной статистики Республики Молдова, расчетная информация по данным Международной ассоциации пенсионных и социальных фондов стран СНГ и Балтии.

Разное значение имеет у мужчин и женщин соотношение их ожидаемой продолжительности жизни на пенсии и продолжительности трудоспособного возраста. У молдавских мужчин это соотношение одно из самых низких в мире (а среди стран представленных на рис. 7, самый низкий)  — около 24%.  Столь неожиданный  результат получается как следствие сочетания низкой продолжительности жизни мужчин на пенсии  с относительно высоким порогом их возраста выхода на пенсию. У женщин соотношение ожидаемой продолжительности жизни на пенсии и продолжительности трудоспособного возраста существенно выше, чем у мужчин (41%), но все равно находится ниже средних международных значений.

В результате ожидаемая продолжительность пребывания на пенсии у жителей Республики Молдова (как женщин, так и мужчин) оказывается меньше, чем во многих странах мира. Если соотнести продолжительность пребывания на пенсии со всей продолжительностью совершеннолетней жизни, то можно сказать, что в РМ среднестатистические женщины фактически проводят на пенсии 29% своей взрослой жизни, мужчины – около 19%.  Близкие показатели по мужчинам (19-20%) имеют только жители Дании, Польши и Казахстана. В то же время мужчины Франции, Таджикистана и Германии  живут на пенсии 26-39% своей взрослой жизни.

Что касается женщин, то, как было уже сказано, у них соотношение продолжительности пребывания на пенсии со всей продолжительностью совершеннолетней жизни также относительно низкое. Достаточно сказать, что во Франции, России, Украине и Белоруссии женщины проводят на пенсии 35-36% взрослой жизни.

3.6. Влияние рождаемости на страховой стаж работающих

Процессы рождаемости влияют на пенсионную систему разнообразно.  Ее параметры не только во многом обусловливают размер пенсионной нагрузки, которая сложится в стране через несколько лет, - важнейший параметр функционирования пенсионной системы, основанной на принципе солидарности поколений,  но и предопределяют возможности многих женщин формировать свой страховой стаж (см. раздел, посвященный проблемам социально-полезных перерывов в занятости). Ведь сложившаяся  практика использования льгот, предоставляемых в рамках семейной и демографической политики, гендерно асимметрична: в подавляющем большинстве случаев социальные льготы, связанные с рождением и воспитанием детей, используют женщины (хотя законодательно большинство этих льгот доступны как мужчинам, так и женщинам). В результате большое количество детей в семье существенно осложняет для женщины формирование своего страхового стажа, необходимого для назначения пенсии по старости на общих условиях. Впрочем, для женщин, родивших пятерых и более детей и воспитавших их до восьмилетнего возраста, некоторые пенсионные правила носят также льготный характер.

В последние  десятилетия уровень рождаемости в стране стремительно падает. Об свидетельствует динамика такого важного демографического показателя, как «суммарный коэффициент рождаемости», показывающий, сколько в среднем родила бы одна женщина на протяжении всего репродуктивного периода (15-49 лет) при сохранении в каждом возрасте  уровня рождаемости того года, для которого вычислен показатель. Только за 1989-2005 гг. значения показателя сократились в два раза: с 2,5 до 1,2. Сегодня значение  суммарного коэффициента рождаемости Молдовы оказалось ниже его значений не только для стран Западной Европы, но и целого ряда стран ЦВЕ.

Источник: данные Бюро национальной статистики.

Сокращение рождаемости в стране, с одной стороны, будет в будущем способствовать старению населения и, следовательно, увеличению пенсионной нагрузки на работающее население, а с другой стороны, сокращать  влияние неоплачиваемого репродуктивного труда на пенсионное обеспечение женщин, способствуя снижению гендерной асимметрии в этой области.

Выводы

Анализ демографической ситуации в Республике показал, что старение население, высокий уровень смертности мужчин, находящихся в трудоспособном возрасте, и рост генденых различий ожидаемой продолжительности жизни молдаван способствуют увеличению гендерной асимметрии молдавской пенсионной системы. Кроме того, гендерные различия в возрасте выхода на пенсию и ожидаемой жизни на пенсии приводят к тому, что соотношение продолжительности трудоспособного возраста и продолжительности пребывания на пенсии у молдавских мужчин в настоящее время является крайне низким, что ставит под сомнение социальную справедливость дальнейшего повышения пенсионного возраста для мужчин. Падение рождаемости в стране с одной стороны, будет в будущем способствовать старению населения и, следовательно, увеличению пенсионной нагрузки на работающее население, а с другой стороны, сокращать  влияние неоплачиваемого репродуктивного труда на пенсионное обеспечение женщин, способствуя снижению гендерной асимметрии в этой области.



1. См. Материалы Второй Всемирной Ассамблеи ООН по проблемам старения. Мадрид. 2002.

Назад К оглавлению Вперед

© Разработка пенсионной модели:
Независимый Актуарный Информационно-Аналитический Центр