На главную
Законодательство Публикации Пенсионные модели О проекте Статистика
Законодательство Публикации Пенсионные модели О проекте Статистика

Введение

Раздел 1.    Обзор гендерных проблем в пенсионных системах различных стан мира.

Раздел 2. Гендерный анализ пенсионного и трудового законодательства Республики Молдова

Раздел 3. Анализ демографического контекста гендерных проблем Республики Молдова

Раздел 4. Рынок труда Республики Молдова и его влияние на направления реформирования пенсионно системы: гендерные аспекты.

Раздел  5. Заработная плата и доходы

Раздел 6. Проблемы неформальной занятости

Раздел  7. Проблемы социально полезных перерывов в занятости

Раздел  8. Гендерные проблемы современных пенсионеров

Раздел  9. Прогноз специфики пенсионного страхования мужчин и женщин, пенсионные трансферты между полами, в созданной пенсионной системе

Раздел 10. Гендерный анализ формул исчисления размеров пенсий по возрасту

Раздел 11. Увеличение пенсионного возраста. Выравнивание пенсионного возраста?

Раздел 12. Выводы

Раздел 13. Блиография




Гендерные аспекты пенсионной системы Республики Молдова

Раздел 7. Проблемы социально полезных перерывов в занятости

Новый порядок исчисления  страхового стажа предусматривает дифференцированный подход к включению в такой стаж различных перерывов в оплачиваемой занятости (времени получения образования, службы в рядах вооруженных сил, отпусков по уходу за малолетними детьми, безработицы и пр.). Как было показано в разделе 2, механизмы учета таких перерывов в страховом стаже в подавляющем большинстве случаев - формально гендерно нейтральны. Однако в профессиональной деятельности мужчин и женщин они встречают не одинаково часто. Данный раздел посвящен анализу возможной дифференциации продолжительности страхового стажа у мужчин и женщин в результате различий в частоте использования ими социально полезных перерывов в занятости.

В настоящее время границы возраста трудоспособности законодательно определены как частично гендерно дифференцированные:  начало трудовой деятельности и для мужчин, и для женщин официально возможно в 15 лет, а возраст выхода на пенсию зафиксирован в 62 года для мужчин и 57 лет для женщин. Соответственно, период трудоспособности у мужчин и женщин разный и отличается на пять лет: у мужчин максимально возможный трудовой стаж может быть равен 47 годам, у женщин – 42. В тоже время  в соответствии с изменениями от 2 апреля 2004 года в Законе о пенсиях государственного пенсионного страхования №156-XIV от 14.10.98 года размер стража необходимого для получения полной пенсии  гендерно нейтрален и  составляет 30 лет как для женщин, так для мужчин. Таким образом, теоретически мужчины могут по каким-либо причинам не иметь профессиональной занятости без ущерба для возможностей получения полной пенсии– 17 лет, женщины - только 12 лет.

Несмотря на четко очерченные рамки трудоспособного возраста, продолжительность страхового стажа каждого человека строго индивидуальна. Она зависит от множества обстоятельств его жизни как субъективных (его здоровья, брачного статуса, уровня образования, профессиональной принадлежности, ценностных установок, стереотипов поведения и пр.), так и объективных (состояние экономики). В тоже время можно утверждать, что доминирование традиционных гендерных ролей и стереотипов поведения в молдавском обществе, предопределяет различия в профессиональной занятости мужчин и женщин и, соответственно, дифференциацию продолжительности их страхового стажа. И хотя в настоящее время в государственной статистике отсутствуют данные о реальной продолжительности страхового стажа у мужчин и женщин, но исходя из косвенных данных, можно предположить существование значимых гендерных различий в значениях этого показателя.

Возможная дифференциация страхового стажа у мужчин и женщин формируется как за счет различий в границах трудоспособного возраста, так и за счет различий в продолжительности добровольных и вынужденных перерывов в занятости, включаемых и не включаемых в страховой стаж. 

Принадлежность тех или иных периодов в жизни молдавского гражданина к его «страховому стажу» определяется по достаточно «мягким» критериям. Исходя из целей, характерных для «социальной политики в целом» (включая такие ее составляющие, как политику по поддержке наименее социально защищенных семей, гендерного равенства, образовательную политику и т.д.,), а также оборонной политики государства и учитывая состояние экономики страны, к страховым периодам сегодня принято относить, например,  время прохождения обязательной срочной военной службы, период ухода за ребенком в возрасте до трех лет и пр. (см. раздел 2). Эти разные по своей природе перерывы в оплачиваемой занятости объединяет два обстоятельств – во-первых, во время этих перерывов люди, как правило, выполняют работу полезную не только для себя, но и для общества, а во-вторых, во время этих перерывов жизнедеятельность людей в той или иной форме финансируется за счет государства, при этом выплачиваемые пособия в данном случае вполне можно трактовать как заработанный доход.

Существуют и некоторые другие перерывы в занятости, которые по своей природе сходны с перечисленными выше (такие, например, как отпуск по уходу за ребенком с трех до шести лет или время, затраченное на получение образования на условиях очного обучения и пр.), однако по действующему законодательству не включающиеся в страховой стаж.

Очевидно, что большинство таких перерывов в занятости имеют гендерную окраску: перерывы связанные со службой в армии, характерны для мужчин, перерывы, связанные с необходимостью  ухода за ребенком характерны для женщин. А вот перерывы, связанные с обучением или  безработицей,  на первый взгляд гендерной асимметрии иметь не должны, но статистические данные опровергают это. Рассмотрим наиболее типичные перерывы в занятости и оценим степень гендерной нейтральности их использования.

Время прохождения обязательной срочной военной службы

В соответствии с законодательством обязательная срочная военная служба касается только мужчин и, соответственно, перерывы в занятости связанные с ней, так же касаются только мужчин.  

Отпуска по уходу за малолетним ребенком

У молдавских женщин значительная часть общественно полезных перерывов в занятости связана с выполнением ими репродуктивной функции. Это в первую очередь отпуск по беременности и родам, частично оплачиваемый отпуск до достижения ребенком трех лет, а дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком в возрасте от трех до шести лет. Следует отметить, несмотря на то, что, в соответствии с законодательством о труде, только первый из этих отпусков жестко закреплен за женщинами, а два других может использовать любое лицо, осуществляющее уход за ребенком (вне зависимости от половой принадлежности), в реальной жизни такие перерывы в занятости характерны в первую очередь для женской профессиональной карьеры.

При этом все три типа отпусков сегодня оказывают разное влияние на накопления женщинами своих пенсионных активов:

  • отпуск по беременности и родам и отпуск до достижения ребенком трех лет, частично оплачиваются из средств социального страхования (хотя пенсионные взносы за них не перечислялись) и их продолжительность включается в страховой стаж, учитываемый при назначении пенсии;
  • дополнительный отпуск без сохранения заработной платы по уходу за ребенком в возрасте от трех до шести лет, не засчитывается в страховой стаж и, следовательно, не учитывается при назначении пенсии.

К сожалению, государственная статистика не предоставляет данных о численности мужчин и женщин, находящихся в отпусках такого рода и фактической продолжительности их использования. Поэтому раскрыть этот вопрос можно лишь косвенно, анализируя данные о динамике рождаемости и состоянии системы дошкольного воспитания детей.

Учитывая резкое и продолжительное снижение рождаемости (о чем говорилось выше), при всех прочих равных условиях, можно смело предположить и соответствующее сокращение числа женщин, имеющих подобные перерывы в занятости (или сокращение числа перерывов, приходящихся на одну женщину). Что, в свою очередь, означает снижение влияния репродуктивной функции на накопления гражданами своих пенсионных активов.

С другой стороны, недостаточное развитие системы дошкольного воспитания детей, характерное для современной Молдовы, вынуждает значительную часть родителей прерывать свою профессиональную деятельность для осуществления ухода за ребенком и полностью использовать предоставляемые законом отпуска.

За последние 15-17 лет система детского дошкольного образования претерпела в Молдове многочисленные изменения, большинство из которых можно характеризовать, как негативные. Начало 90-х годов было ознаменовано существенным сокращением детских дошкольных учреждений (в первую очередь ясельного типа), что было связано с введением в стране отпусков по уходу за малолетними детьми. Однако достаточно быстро причины сокращения числа этих учреждений изменились. В последующие годы оно происходило под давлением экономического кризиса, разразившегося в стране. Многие детские сады после их приватизации стали использоваться для других целей, часть вынуждена была функционировать в сезонном режиме, часть была преобразована в частные начальные школы. Только за 1991-2001 гг. количество детских садов сократилось более, чем в два раза (с 2,3 тысяч до 1,1 тысяч), а численность детей их посещающих более, чем в три раза (с 311 тыс. чел. до 96 тыс. чел). В результате доля детей, посещающих дошкольные учреждения (в % от численности детей соответствующего возраста) сократилась с 66% (1991 г.) до 38% (2001 г.).1 Причем это сокращение в первую очередь коснулось детей до 3-х лет. Прямые данные, характеризующие данное явление отсутствуют, но об этом свидетельствует динамика доли детей более старшего возраста (3-6 лет), охваченных дошкольным образованием.  Исследования показывают, что дети этой возрастной категории, чаще (чем «все дошкольники») посещают дошкольные учреждения, а коэффициент их охвата дошкольным образованием в годы реформ сокращался не столь драматично. За 1989-2002 гг. этот коэффициент уменьшился «только» на 15%, и в 2002 г. дошкольные учреждения посещала половина детей 3-6 лет (см. табл. 5).

Таблица 5
Доля детей 3-6 лет, охваченных дошкольным образованием2

 

1989

2002

2002 в % к 1989

Армения

48,5

25,7

53,0

Азербайджан

21,6

19,3

89,4

Беларусь

63,2

69,2

109,5

Венгрия

85,7

87,8

102,5

Грузия

44,5

30,8

69,2

Молдова

61,2

52,2

85,3

Россия

73,4

68,2

92,9

Румыния

63,3

71

112,2

Чешская Республика

81,3

88,1

108,4

Украина

64,2

48,7

75,9

Эстония

62,2

80,5

129,4

Впрочем, уменьшение коэффициента охвата детей  системой дошкольного образования и воспитания было бы еще более существенным, если бы не одновременное и так же очень значимое падение рождаемости в стране (см. раздел Анализ демографического контекста гендерных проблем РМ). Сокращение числа детей, уменьшило, соответственно, и потребность в детских дошкольных учреждениях.

  Источники: Социальный мониторинг «Инноченти», 2004 год, Экономический рост и детская бедность в странах ЦВЕ/СНГ и государствах Балтии. – ЮНИСЕФ, 2004, с.85, Бюро национальной статистики

Сокращение доступности системы дошкольного воспитания детей стало важным фактором, осложняющим выход на рынок труда молодых женщин, имеющих детей (особенно детей до 3-х лет). И  можно предположить, что в настоящее время значительная часть таких матерей, даже если они очень нуждаются в оплачиваемой занятости, вынуждена использовать полностью не только отпуск по уходу за ребенком до 3-х лет, но и отпуск по уходу за ребенком до 6 лет.  И в этом смысле неразвитость системы учреждений дошкольного воспитания и обучения существенно сокращает возможности женщин в формирования ими своего страхового стажа.

Получение образования

Несмотря на то, что период трудоспособности в Молдове начинается с 15 лет, в реальной жизни мало кто из молодых людей в этом возрасте полноценно включается  в оплачиваемую занятость. Как правило, молодые люди продолжают учиться, а если и работают, то фрагментарно или на условиях неполного рабочего времени.  И чем более высокий уровень образования получает человек, тем позже он вступает на рынок труда, тем сложнее ему будет сформировать полный страховой стаж, необходимый для получения пенсии по старости. Так выпускники общеобразовательных школ  начинают свою профессиональную деятельность, как правило,  в 17-18 лет, а выпускники высших учебных заведений в 22-23 года. Таким образом, женщины с высшим образованием в среднем могут трудиться до достижения пенсионного возраста – 34 года, мужчины – 39 лет. У граждан обучавшихся  до 1 января 1999 года на дневных отделениях высших учебных заведений (университеты, институты, академии) при условии успешного завершения учебы, подтверждаемого дипломом, время такого обучения включалось в страховой стаж. Однако в настоящее время это положение не действует.

Несмотря на то, что в стране для мужчин и женщин законодательно закреплены равные права и созданы равные возможности для получения любого уровня образования, гендерный состав учащихся в настоящее время имеет серьезную гендерную асимметрию на всех уровнях образования.

Статистика показывает, что молодые мужчины и женщины Республики Молдова (как социальные группы) сегодня в разной степени стремятся к повышению уровня своего образования и имеют разные стратегии получения образования.

Так женщины стремятся к получению все более и более высокого уровня образования, в то время как мужчины все чаще ограничиваются более низкими его уровнями. Равное представительство мужчин и женщин характерно только для младших и средних классов общеобразовательных школ (то есть для тех, кто еще не вступил в нетрудоспособный возраст). В 2004/05 учебном году  доля девочек среди учащихся здесь составляла 49%, а мальчиков, соответственно, 51%, что соответствует половому составу детей этого возраста. На более высоких уровнях образования девушки составляли уверенное большинство. В старших классах общеобразовательных школ (10-11 классы) доля девочек среди учащихся была равна 56,6%,  среди студентов колледжей - 55,6%, среди студентов высших учебных заведений - 57,7%. Причем, в  высших учебных заведениях доля девушек среди обучающихся растет год от года.

В профессиональной школе существует только один уровень образования, на котором среди студентов юношей больше, чем девушек. Это – учреждения среднего профессионального образования (ремесленные и профессиональные школы) – самый низкий уровень профессиональной школы, большинство выпускников которого находятся в возрасте 17-19 лет. Здесь девушки составляют только 37, 8% учащихся (данные за 2004/2005 уч. г.)

Надо отметить, что похожая картина наблюдается и в ряде других стран СНГ (например, в России, Казахстане, Кыргызстане), но нигде гендерная асимметрия учащихся не выражена столь ярко.

Сказанное означает, что в настоящее время женщины РМ тратят на получение образования существенно больше времени, чем мужчины, а учитывая различия в пенсионных возрастах, можно констатировать, что именно высоко образованные женщины в первую очередь будут испытывать трудности для формирования своего страхового стажа. 

Безработица

Проблемы безработицы отражаются на пенсионной системе Молдовы и страховом стаже работников двояким образом. С одной стороны для части перерывов в профессиональной занятости, связанных с потерей работы, существуют законодательно оформленные механизмы их учета в страховом стаже. К таким перерывам теоретически относятся те, в течение которых безработный получал соответствующее пособие и за кого выплачивались необходимые взносы (см. раздел 2).  С другой стороны, часть периодов безработицы в страховой стаж не входит. К таким периодам относится вся безработица не зарегистрированная в государственных службах занятости, а также та часть регистрируемой безработицы, во время которой безработному по тем или иным причинам отказано в получении пособия. Эти периоды также оказывают влияние на пенсионную систему страны, поскольку, во-первых, сокращают число потенциальных плательщиков пенсионных взносов, а во-вторых, самим безработным мешают формировать страховой страж, необходимый для получения пенсии по старости. Надо отметить, что те периоды безработицы, которые могут быть учтены в страховом стаже работника составляют крайне малую часть безработицы, существующей в стране.

Как уже говорилось, в Молдове, масштабы и уровни распространения безработицы, регистрируемой в службах занятости и нерегистрируемой (рассчитанной по методологии МОТ), сильно различаются. Например, в 2005 г. общее число безработных (рассчитанное по методологии МОТ), составляло 103, 7 тыс. чел, в то время как зарегистрированных безработных было почти в пять раз меньше - только 21,7 тыс. чел., причем только из них 6,7% получали пособие по безработице.

Анализ данных статистики труда показывает, что безработица в Молдове в настоящее время имеет достаточно четко выраженное «мужское» лицо: мужчины преобладают как среди безработных, определяемых по методологии МОТ (в 2005 г. здесь их доля в общей численности составляла 57,7%), так и среди зарегистрированных безработных (55,7%).  Хотя здесь следует оговориться, что такое положение существовало не всегда, по крайней мере до 2002 г., среди зарегистрированных безработных доля женщин существенно превышала долю мужчин. Кроме того, сегодня, несмотря на то, что среди зарегистрированных безработных женщин меньше, чем мужчин, среди безработных, получающих пособия по безработице все же преобладают женщины (в 2005 г. получали пособия 961 женщин и 485 мужчин).

Но, если масштабы безработицы и ее уровень сегодня складываются не в пользу молдавских мужчин, то «женской» проблемой является проблема продолжительности пребывания в статусе безработного: женская безработица более продолжительная. Как показывают данные, представленные на рис. 27, среди безработных у мужчин существенно больше доля тех, кто  находится в этом статусе менее 3-х месяцев. Доли мужчин и женщин, не имевших работы 3-5 месяцев, фактически равны (с небольшим перевесом у мужчин). Зато доля тех, кто имеет статус безработного свыше 6 месяцев, у женщин существенной выше, чем  у мужчин.

Источник: данные Бюро национальной статистики.

Выводы

Анализ практики использования социально полезных перерывов в занятости показал, что в целом женщины, как социальная группа имеют сегодня меньше возможностей для формирования полного страхового стажа, необходимого для получения трудовой пенсии по старости. И дело здесь не только в том, что их трудоспособный возраст  меньше, чем у мужчин, но и в том, что они больше времени уделяют получению образования (что поддерживает их конкурентоспособность в сфере занятости), их выход на рынок труда сдерживается неразвитостью системы учреждений дошкольного воспитания  (из-за чего женщины часто вынуждены использовать полностью не только отпуск по уходу за ребенком до 3-х лет, но и отпуск по уходу за ребенком до 6 лет). При этом настоящее время нельзя сделать однозначного вывода об асимметричном влиянии безработицы на пенсионное обеспечение мужчин и женщин. 



1. Образование в Российской федерации. – М.:Минобр РФ, ГУ-ВШЭ, Центр исследований и статистики науки, 2003, СС 239, 240.

2. Социальный мониторинг «Инноченти», 2004 год, Экономический рост и детская бедность в странах ЦВЕ/СНГ и государствах Балтии. – ЮНИСЕФ, 2004, с.85


Назад К оглавлению Вперед

© Разработка пенсионной модели:
Независимый Актуарный Информационно-Аналитический Центр